TERRAINCOGNITA (21+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TERRAINCOGNITA (21+) » Кают-компания » Поговорим о поэзии...


Поговорим о поэзии...

Сообщений 91 страница 120 из 209

91

Свои пороки надлежит носить
с достоинством, как мантию монаршью,
как ореол - пусть он незрим и ощутим едва ли.
Воистину порочны те,
чей облик не сумеет замутить
белесый морок душного быванья.
У мира есть порок великолепный,
чьё имя - красота.

Сесар Моро

0

92

Хорошо, когда живет в сердце солнце
И дороги без него не найти,
Я хотел бы стать твоим горизонтом
До которого одной не дойти.

(c)

http://s020.radikal.ru/i704/1301/56/5b34a179bf86.jpg

0

93

Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.
Я не люблю, когда стреляют в спину,
Я также против выстрелов в упор.

Я ненавижу сплетни в виде версий,
Червей сомненья, почестей иглу,
Или когда все время против шерсти,
Или когда железом по стеклу.

..Я не люблю себя, когда я трушу,
Досадно мне, когда невинных бьют.
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда в нее плюют.

(с) Владимир Высоцкий

+1

94

они сказали: бросай винтовку, башка дурная,
они сказали: цветут каштаны, начало мая,
они сказали: а скоро лето, песок и травы,
вот подрастёшь и поймёшь, конечно, мы были правы.

они сказали: езжай на море, погрей простуду,
они сказали: смотри какая, ресницы, кудри,
идёт так плавно, какие бедра, какая шея,
иди знакомься, ну что стоишь тут, как украшенье?

они сказали: смотри на небо, как солнце светит,
а по дворам всё скрипят качели, играют дети,
могли - твои быть, да что ты рвёшься, куда не просят,
вылазь с канавы, оставь засовы, отставь вопросы.

довольно, вольно, уйди из строя, сними фуражку,
пора на отдых, теперь все бары и бабы наши,
да что ты честь отдаёшь, дубина, давно бы смылся,
гуляй, свободен, какие чувства, какие мысли.

а я стою тут, такой с винтовкой, пень пнём, дуб дубом,
зажав надежду промежду рёбер, да стиснув зубы,
и вроде всё, и конец войны, и расслабить тело -
а я молчу, ну такой я дурень, ну что поделать.

Wolfox

+1

95

Моё. Написано почти 10 лет назад
Против

Против течения волны,
Против Веления мысли.
Сердце - не хочет молчать.
Мир противоречий полон.
Кто может всю жизнь осмыслить.
Разбитое счастье собрать?

Душевная проклята бедность,
Жестоко наказана грубость,
Забыт любимый кумир.
Против меня - моя верность,
Против тебя - твоя трусость,
А против нас - весь мир.

В мыслях запуталось сердце,
Гуляет ветер по листьям,
Не поддался холод жаре.
Кто может вернуться в детсво?
Кто может всю жизнь осмыслить?
Забыть навсегда о тебе?

Против веления мысли.
Грусть отдаёшь гитаре,
Мечешься по полюсам.
Кто может всю жизнь осмыслить7
Против меня - сама я,
Против тебя - ты сам.

Ни о чём пытаясь не думать,
Смотрю на речную воду,
Хочу успокоить кровь.
Против желания думы
Против течения волны,
А против нас - любовь.

* * *
Крик! Ночь темна,
А чья-то рука
Рисует дожди.
А я умру без тебя.
Тишина. Ночь нежна.
Эй! Подожди!
Дом. Книги том.
Око за клаз.
Шепчешь - потом.
Обманешь - сейчас.
Тише в тиши.
Озёрная гладь.
Красивая жизнь.
А время бежит.
Не надо кричать

Отредактировано Клауди Д'Эст (21.01.2013 17:26:26)

+1

96

http://s5.postimage.org/tlsnwl9xj/iskwydls01fg3.jpg

Роберт обычный парень: глаза как гвозди,

Носит драные джинсы, короткий хвостик,
любит свой мотоцикл и большую скорость,
чтобы рвущийся воздух трещал, как хворост,
мама смеётся: "Робби, подхватишь насморк".

Робби, если дерётся, - обычно насмерть,
клал он на библию, копов и на законность.

Роберту двадцать четыре, он верит в то, что
жить после тридцати - уныло и тошно,
с радостью вмятины носит на чёрном шлеме.

Только за Робертом ходят в последнее время
три приставучие шлюхи- куда б сорваться?
Всё не отводят глаз от его затылка.
Он допивает до дна седьмую бутылку
пива, садится и выжимает сто двадцать.
Не помогает. От них ему не убраться.

Робби уже не помнит, как было прежде,
вот в черепах бандана, улыбка злая.
Ходят за ним три шлюхи - Вера, Надежда,
имени третьей Роберт даже не знает.
Ходят, глядят в его костлявую спину,
в бледную тощую шею смертельнобольного,

Они обещают, что гадость из Роберта вынут,
жизнь после этого, дескать, начнётся снова.

Только вот Роберт - парень не из наивных,
он таких видел - добрых, гостеприимных,
первую дозу всегда предлагали бесплатно.
Роб никогда не верил в такую халяву,
да и вообще - эти шлюхи ему неприятны.
Шли бы уже к идиоту другому, право.

Двадцать второго, пасмурным воскресеньем
Роберт выходит из дома. Идёт неровно.
(Мама спросила: что ж на своих? здоров ли?).
Эти же трое сзади - пугающей тенью.

Слушай, чувак, у каждого есть свои тайны,
эти, что будят из шкафа негромким стуком.
Роберт доходит до пустыря на окраине
и, развернувшись, стреляет по этим сукам.

...Роберт сидит, и глаза его пересохли,
красные: то ли ветер, а то отоспаться.

Третья встаёт, вытирает красный висок, и
ласково гладит его по ссаженным пальцам.

© alonso_kexano

+2

97

Мир плавно возвращается к себе,
Устраиваясь на привычном месте,
С лазури вновь переходя на беж,
Где облик вдруг утрачивает резкость...
Мир на мгновенье выключает звук
И наблюдает, затаив дыханье,
Как солнце боком валится в траву
И затухает.

(с) Rhaina

0

98

Субоши

Инструктаж

Ты идиот иль как - так обсуждать приказы?
Живо давай на борт, выброска через час!
Вот принесло - сопляк, выкидыш желтоглазый,
Толку с кошачий хвост, только дерзить горазд!

Или ты, может, трус? Первый десант - и сдрейфил?
Я не читал досье, может, ты дезертир?
Ишь, рассверкался тут! Ты у меня рельефы
Выучишь лучше, чем краткий маршрут в сортир!

То, что таким, как ты, кажется мелочами,
Многим спасало жизнь, думай же головой!
Мало ли, что и где вам напреподавали,
Малый, проснись уже, ты - на передовой!

Каждый четвёртый здесь не доживёт до завтра,
Каждый второй из нас сдохнет за этот год,
Но у тебя есть шанс - коль не помрёшь со страху...
Ладно, не кипятись, верю. Бегом на борт!

И намотай на ус: здесь выполнять приказы
Нужно ещё быстрей, чем их произнесут,
Даже когда на слух это верхи маразма -
Поговоришь потом. С теми, кто доживут.

Я здесь пятнадцать лет, видишь - почти что целый,
Так что не всё то чушь, что мы тут говорим.
Ты оказался здесь - это твои проблемы,
Но коль не хочешь жить - сдохни, будь добр, один.

+1

99

Слышишь песни о любви, но не знаешь про мои,
Вечная заложница мечты, в этом виновата только ты.
Тихо скажешь: выбирай, снова сделать шаг за край...(с)

http://s42.radikal.ru/i096/1301/11/a7d7610a12ff.jpg

0

100

Влюбляются не в лица, не в фигуры
И дело, как ни странно, не в ногах.
Влюбляются в тончайшие натуры
И трещинки на розовых губах.

Влюбляются в шероховатость кожи,
В изгибы плеч и лёгкий холод рук,
В глаза, что на другие не похожи,
И в пулемётно-быстый сердца стук.

Влюбляются во взмах ресниц недлинных
И родинки на худеньких плечах,
В созвездие веснушек чьих-то дивных
И ямочки на бархатных щеках.

Влюбляются не в лица, не в фигуры -
Они всего лишь маски, миражи.
Влюбляются на долго лишь в натуры,
Влюбляются в мелодии души.
(c)

0

101

БОЙ ПРИ МАДАБАЛХАНЕ

1.

Вова
напивается
в корпоративном ресторане
ускоренного питания
всё время
читает Кира Булычёва
Владимира Щербакова
и Роджера Желязны

по большей части
ходит небритый и грязный

дома всё время валяется
на диване
(женское воспитание)
иногда поёт сам с собой
в караоке
чтобы выглядеть нетоскливым парнем
также ходит по средам в рок-кружок
и поскольку нет слуха
занимается на ударных

живёт он с мамой
которая его во всём опекает
и попрекает
что он упрямый

2.

по пятницам
когда он отчётливо понимает
что жизнь есть пытка
бессмысленности

напившись
укрепляющего напитка
он думает: должна быть дана ещё
по крайней мере одна попытка
и засыпает
и внутренне представляет

3.

бой при Мадабалхане
там четвёртые сутки
по кайнагорцам
в упор
работают плазмой и тяжёлыми лазерами сталлане

пыль мешается с молекулярным пеплом
и даже бесчувственные машины
как испугавшиеся мужчины
уговаривают себя подняться в атаку

операторы войск
вообще как дети
сидят в удалённом контроле
но и те с трудом заставляют себя не плакать

главнокомандующий
барон де Койнако Стрикс
заперся в туалете
говорит себе: ты должен выдержать
должен быть крепким

в чёрном мареве боя
на горизонте расцветают
ядерные цветы

а
ты

4.

ты – робот
один в пустыне
после 121-й атаки
и твои кислотные баки
совсем пустые

остаётся ползти по раскалённому углероду
и думать, как не поджариться
и надеяться, что задние манипуляторы не так уж скоро отвалятся
в этом пекле
где
не имеет смысла искать ни кислоту ни воду

от высокого электромагнитного фона
все приборы молчат
точнее орут и кричат
безо всякого смысла
никак невозможно взять пеленг
на какой-нибудь свой маяк
спокойно в навигаторе проложить дорогу
всё
никто не придёт на подмогу

его начинают
беспокоить тяжёлые мысли
кажется, слишком поздно
что-либо делать
и он по подпространственному интеркому
молится не тому, кто его создал
но кому-то
другому

5.

– знаешь
у роботов ангелов нет
никто не беспокоится
не летит
не закрывает
невидимыми крыльями
нас в пути

поэтому в тяжёлый момент мы обращаемся напрямую
и вот я прошу
кислоты и воды

но
главное
я тоскую

мне кажется, я умираю
но как полностью неживая
особь
не получу никакого рая

я знаю
что мы с тобой не близки
и возможно
не можем
быть близки

у меня вместо носа
неприглядные
анализаторы газа
и обонятельные волоски

но
если я всё-таки есть
пускай я
тупая
жесть
и спутанные провода
и меня за тридцать девять секунд убивает вода

но я прошу
избавить меня
от этой
непонятной тоски

ты слышишь
что это за вой
там
это плазма

и там внизу
роботы опять начинают бой
ты видишь
со скоростью близкой к скорости звука
по пустыне несутся
уродливые
механизмы

так вот

они
не спасутся

6.

и после всего
ты остаёшься совсем один
среди комьев горелой земли
и несработавших атомных мин
такой же кусок металла
посреди войны:
ничей

ты не дышишь
и ты не слышишь
ни таинственного голоса
ни тишины

раскалённый
ветер
раскачивает наружу торчащие провода
они разноцветные в расфокусе
словно листья клёна
песок стучит о сухой металл

надо ползти
поскольку ты потерял
сервоприводы нижних конечностей
(это как всаднику без воды и верблюда
или коня)

я
как человек, получивший ранение
в лёгкие и живот
он недолго ещё живёт
и ему уже не нужно лечение

7.

я – на пороге вечности
кончается моё приключение

но если это возможно
господин живого
и неживого
послушай вот это слово:
спаси меня

избавь меня
от этой тяжести мыслей
от этой тупой некрасивой жизни
от жира
и от прыщей
от ежедневных супов
борщей
от оков
дай мне новое тело
другое дело
чтобы всё было не напрасно
научи меня одеваться по самой последней моде
сделай так
чтобы все оставили меня в покое
или чтобы все считали прекрасным
и
всё такое

или лучше убей –

говорит
приходя в себя
Володя –

но с перепою
или от того, что начинается грипп
и поднимается температура
он опять готовится к бою
и
вокруг пустыня
и льётся плазма
и он горит

Федор Сваровский

+1

102

Ты пахнешь мёдом, пахнешь страстью...
Ты пахнешь так, что я безвластен...
В пшеничном августа плену
Я, как мальчишка, утону...

Я утону в бескрайней грёзе,
И страстью на пустынном плёсе
Вдруг станет вечная борьба...
Глаза твои - лесов листва.

И нежность кожи, словно ветер,
Нет ничего милей на свете,
Чем сладко сны твои обнять
И мёд с бесстыдных губ слизать.

(c) Karold

0

103

Она дитя. И требует вниманья,
Которое так просто уделить.
И все ее капризы и желанья,
Совсем не сложно удовлетворить.

Она дитя. Немножечко наивна.
И смело верит в сказку, в чудеса.
Любовь должна быть искренне взаимной.
А в этом помогают небеса.

Она дитя. Здесь крики неуместны.
Совсем не сложно подойти обнять.
Она ответит тем же, честно-честно.
Поймет быстрее, если промолчать.

Она дитя. Ей не нужны упреки.
Прекрасно знает всё, где не права.
Запомни эти золотые строки.
Ответственность беру за все слова.

Она дитя. И это означает,
С ней надо быть по-взрослому шутя.
Люби! Люби! Она всегда прощает.
Наивное, но мудрое дитя.

© Сергей Верещагин

0

104

Выпей отвары трав. Горький полынный чай
даст долгожданный сон, снимет тоску и хмарь,
он заберет беду, прочь унесет печаль.
Выпей отвары трав…

Выпей отравы, тварь.
Горький полынный вкус скроет надежно яд,
и долгожданный сон не принесет добра.
Вряд ли ты помнишь, как крыши домов горят,
и как лежат друзья средь многоцветья трав.
Как много дней подряд тянется смрад и гарь
там, где когда-то был маленький городок…
Я не простил тебя. Выпей отравы, тварь…

Выпей отвары трав.
Будет твой сон глубок.
То, что болит, забудь. Прошлым не стоит жить,
терпкая кровь земли вычеркнет эти дни,
снимет тяжелый груз с бедной твоей души…
Выпей отвары трав.
Ну же, давай, глотни.

(с) NeAmina

+1

105

...И что ни ночь, в тоске однообразной -
Все та же боль медлительных часов,
Где только шорох, смутный и бессвязный,
Меняет глубь одних и тех же снов...

(с) Ю. Балтрушайтис

http://img217.imageshack.us/img217/4632/0870ee88b74eae9ed668145.png

Отредактировано Тиан Д'Орквист (10.02.2013 02:37:13)

0

106

http://static.diary.ru/userdir/2/7/8/9/278938/45243032.jpg

0

107

Amedeo Minghi «I Ricordi Del Cuore»

Высоки деревья, и берег крут, и река привольно несет волну, мне вода сейчас да едва ль по грудь, исхитрюсь я все-таки и нырну: холодна водица - живой мороз, застывает сердце осколком льда.
Не ждала, не думала – довелось мне с рассветом ясным прийти сюда.

Так сплелись дороги – его, моя. Если б только время назад вернуть, если б только снова свести края вдребезги разбитых часов-минут, если бы…
Но это удел глупцов – верить в то, чему не бывать…
Увы…
Хорошо, смогла удержать лицо, хоть порой хотелось мне волком выть. Улыбалась с силою, через боль, на губах – веселье, в глазах – тоска: под венец любимый пошел с другой… Кто виновен в этом, зачем искать.
Я ушла из дома, пока луна серебром кропила дома, сады, без вещей, босая, совсем одна, чтоб испить холодной, как снег, воды, чтоб держать в ладонях прозрачный лёд и в звенящий горный нырнуть хрусталь….
Боль моя рассыплется и умрёт.
Память станет девственна и пуста.

Я нырну, касаясь руками дна – все, что было в прошлом, беги с рекой. Подтолкнет легонько меня волна, и на берег выйду уже другой: хороша дивчина, огонь в глазах, ни тоски, ни боли в помине нет.
Никогда теперь не вернуть назад ту, которой я рождена на свет.

https://lh5.googleusercontent.com/-YPGsRL-M1pE/URqCu_DTyMI/AAAAAAAACHo/tt6vryHc-hM/s693/685948.jpg

(c) NeAmina

0

108

Ты не-такой. Ущербный.
Увы. Облом.
Значит, тебе сюда, дорогуша.
Хай!
Дом тебя встретит острым своим углом:
Всё, заходи. Прикуривай. Выдыхай.
Спросят тебя – ответь,
если бьют – не ной.
Голову в холоде, бритву –
в руке держи.
Лес в коридоре
чёрной пророс стеной,
В стенах тайник,
а в тайнике – ножи.
Плющ зарастил заброшенный кабинет,
Кровь залила заброшенный туалет…
Времени нет. Времени – правда – нет.
Как ты не понял, парень, за столько лет?
Жри штукатурку, вой на луну, кури.
Вслух о мечте заветной не говори.
Спросят – ответь.
Вызывают – иди на бой.
А победишь – оставайся самим собой.
Стены орут, покрываются окна льдом,
Мы так играем – сколько веков подряд?

Я рассказал бы тебе, что такое Дом.
Только словами про это не говорят.

© +Kladbische+

http://s2.uploads.ru/p5AFE.jpg

0

109

Рим не хочет взглянуть,
Роняя тяжесть копыт
На голову нам и на грудь,-
Наш крик для него молчит.
Часовые идут - раз, два, -
А мы из-за медных плечей
Жужжим, как отбить нам Вал
С языками против мечей.

      Мы очень малы, видит бог,
      Малы для добра и зла,
      Но дайте нам только срок -
      Мы сточим державу дотла.
      Мы - червь, что гложет ваш ствол,
      Мы - гниль, что корни гноит,
      Мы - шип, что в стопу вошел,
      Мы - яд, что в крови горит.

Душит омела дуб,
Моль дырявит тряпье,
Трет путы крысиный зуб -
Каждому дело свое.
Мы мелкая тварь берлог,
Нам тоже работать не лень -
Что точится под шумок,
То вскроется в должный день.

Мы слабы, но будет знак
Всем ордам за вашей Стеной -
Мы их соберем в кулак,
Чтоб рухнуть на вас войной.
Неволя нас не смутит,
Нам век вековать в рабах,
Но когда вас задушит стыд,
Мы спляшем на ваших гробах,

      Мы очень малы, видит бог,
      Малы для добра и зла,
      Но дайте нам только срок -
      Мы сточим державу дотла.
      Мы - червь, что гложет ваш ствол,
      Мы - гниль, что корень гноит,
      Мы - шип, что в стопу вошел,
      Мы - яд, что в крови горит!

Редьярд Киплинг
«Песнь Пиктов»

Оригинал

A Pict Song

Rome never looks where she treads,
Always her heavy hooves fall
On our stomachs, our hearts or our heads;
And Rome never heeds when we bawl.
Her sentries pass on – that is all,
And we gather behind them in hordes,
And plot to reconquer the Wall,
With only our tongues for our swords.

We are the Little Folk – we!
Too little to love or to hate.
Leave us alone and you'll see
How we can drag down the Great!
We are the worm in the wood!
We are the rot in the root!
We are the germ in the blood!
We are the thorn in the foot!

Mistletoe killing an oak –
Rats gnawing cables in two –
Moths making holes in a cloak –
How they must love what they do!
Yes – and we Little Folk too,
We are as busy as they –
Working our works out of view –
Watch, and you'll see it some day!

No indeed! We are not strong,
But we know Peoples that are.
Yes, and we'll guide them along,
To smash and destroy you in War!
We shall be slaves just the same?
Yes, we have always been slaves,
But you – you will die of the shame,
And then we shall dance on your graves!

We are the Little Folk – we!
Too little to love or to hate.
Leave us alone and you'll see
How we can drag down the Great!
We are the worm in the wood!
We are the rot in the root!
We are the germ in the blood!
We are the thorn in the foot!

Отредактировано Джо Свон (14.02.2013 01:22:30)

+1

110

ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ

сентябрь — это тёплый свитер на всякий случай,
это играйся с ближними, но не мучай,
это город, хмельной и гулкий, как контрабас;
наши неудачи нас чему-нибудь да научат,
только не в этот раз.

разлюбить — это соблюсти по всем правилам строгий пост,
от всего отказавшись, уповать на духовный рост,
это вопрос терпения и дисциплины;
одинокий как перст становится пуст и прост,
и сердце его податливо, будто глина.

осень еще золотит дома, но уже рукава натягивает на пальцы,
наставляет: ни о ком не жалеть, не привязываться, не возвращаться,
опекает новоявленных разлюбивших, чертит вокруг них круг,
подливает в стакан, вытаскивает на танцы;

утешает: счастье вздумало уходить по-английски и потом появляться
без предупреждения, без расписания,
вдруг.

***

СЕКРЕТ СОБЛЮДЕНИЯ ПРОПОРЦИЙ 

время не то чтобы лечит, но цементирует намертво дни;
во всей вселенной ему интересны лишь мы одни:
от сердца к сердцу тянет оно золотую нить,
заставляет её на ветру звенеть,

отмеряет, сколько боли нам вздумают причинить
и сколько — любви,
чтоб эту боль стерпеть.

еще...

***

ТОЧКИ НА I 

всё переменится, перемелется, станет мукой;
или — мукой, если неверно состыковать жернова;
настроение здесь управляемо взбалмошной серой рекой,
здесь часто болит нутро, даже чаще, чем голова.

этот город у мелкого моря, полный отчаянной красоты,
обернётся пустыней вот-вот, с приходом сырой зимы;
оказалось, уже ничего не поделаешь, раз уж ты
испугался моей глупой нежности, как тюрьмы.

приравняем лёгкость характера к лёгкости бытия,
случается только то, что должно случиться, и не иначе;
перестанем терзаться и впрыскивать медленный яд
и начнём наконец ничего друг для друга не значить.

***

Глупо, но я боюсь потерять тебя, уже потеряв. Это как бояться заболеть, уже будучи заражённым. Или как бояться опоздать, уже безнадёжно опоздав. Да, знаешь, именно так, я будто опоздала на поезд. Стою посреди вокзала, задеваемая каждым острым чемоданным углом и каждым острым локтём, неуязвимая для чужих улыбок, объятий и поцелуев, одна. И билет уже недействителен, и багаж непомерно тяжёл, и дыхание сбито, и почему-то стыдно, почему-то страшно. Чуть позже приходит осознание, что будут ещё поезда, и я обязательно уеду, куда хотела, но для этого нужно перестать стоять здесь ненужным соляным столбом, глотая нескончаемые слёзы, поменять бесполезный билет на новый, возможно доплатив, захватить с собой только самое необходимое и убежать, не оглядываясь. Но я не могу пошевелиться, как в вязком ночном кошмаре.
Смутно мерещится, что моё место в ушедшем поезде ещё свободно.

***

ОКТЯБРИТ

мне прошлой ночью снился корабль, идущий ко дну,
и ты, но даже во сне ты оставляешь меня одну;
я просыпаюсь, под рёбрами что-то мается и горит,
у меня хронический октябрит.

симптомы просты: обнаруживать шаг за шагом чужое там,
где когда-то было знакомое и родное,
исходить чёрной кровью, откачивать литры густого гноя
из сердца, бесноватого, как тамтам,
отстреливаться от страха, идущего по пятам,

говорить о пустом, покуда листья ещё кружат,
смеяться так, что рамы оконные дребезжат;
милая, как ты красива и как свежа,
только вот счастье — абсолютно не твой жанр,
мне очень жаль.

мёрзнут руки — непривычно, любовь не носит перчаток,
реки черны, а дождь прозрачен, словно младенческая слеза;
эта осень должна была оставить на мне какой-нибудь отпечаток:
она мне выклевала глаза.

***

подлатаешь сердце на скорую руку
на грубую нитку
тупой иглой
думаешь
слава тебе господи
отлегло

пока не прошьёт насквозь
мимолётным взглядом
не накроет глухой
безнадёжной
мглой

швы расползаются
как назло

***

СТРАННИК

а время течёт независимо от того, позволяешь ли ты ему течь:
так однажды ты поймёшь, что лишь в тишине обретаешь речь,
что предназначенных встречаешь, даже когда избегаешь встреч,
теряешь — несмотря на то, что хотел сберечь.

так ложится вдоль позвонков небывалая лёгкость и пустота,
так среди разгульного пира хочется вдруг трезвости и поста,
если ты где-то и будешь дома, то только не здесь, а там,
где никто не окликнет тебя по имени,
не станет преследовать по пятам.

ты войдёшь по колено в мутную воду, и океаном станет река;
везде, где ты остановишься, ты будешь прибывшим издалека;
но где бы ты ни был, я знаю, ты тянешь руки к моим рукам:
в одной ладони граната, в другой — выдернутая чека.

***

прочитай и выучи наизусть:
тьма имеет предел, и любая грусть
преодолима, если построить мост;
боль исчерпаема, горе имеет дно,
если осмелиться встать в полный рост,
дотянуться до счастья, ибо оно
досягаемо, и рецепт его крайне прост.

запиши и бумагу затем сожги:
люди - концентрические круги,
у всех одинакова сердцевина.
память - вбитый в темя дюймовый гвоздь,
научись прощать, он выйдет наполовину.
обиды и скорбь созревают в тугую гроздь,
выжми до капли, получишь терпкие вина.

взрослей, но и не думай стареть,
смерть существует, но это всего лишь смерть,
дань закону контраста.
не стоит пытаться нумеровать страницы,
ибо время тебе неподвластно.
в твоих силах помнить слова, имена и лица,
рушить стены и презирать границы,
любить, покуда сердце не задымится,

и знать, что всё это не напрасно.

а также все остальные стихи отсюда http://tovarish-zhe.livejournal.com/

0

111

... Но с доверчивыми снами
Тень сплетается и - вдруг
Жребий, брошенный не нами,
Нас влечет в свой строгий круг...

Юргис Балтрушайтис "Раздумье"

http://img145.imageshack.us/img145/9797/e5b6862f0013005cdb7b939.jpg

0

112

С лысым кактусом в руке,
Я иду на бой с Бабайкой,
Что живет на чердаке!
Буду ложкой его тыкать,
Прикажу на кактус сесть,
Я же дурочка немножко,
У меня и справка есть!

http://cs14113.userapi.com/c7008/v7008256/a4e/eAJmZThee4s.jpg

http://vk.com/lig_zla

0

113

... Над пылью водяной фонтанных чаш,
Над маской ночи, вещих снов и краж...

(c) Ю. Мориц

http://img442.imageshack.us/img442/797/aphfanartenglandbyjiuge.jpg

0

114

Воспоминания

     Белое небо
     крутится надо мною.
     Земля серая
     тарахтит у меня под ногами.
     Слева деревья. Справа
     озеро очередное
     с каменными берегами,
     с деревянными берегами.

     Я вытаскиваю, выдергиваю
     ноги из болота,
     и солнышко освещает меня
     маленькими лучами.
     Полевой сезон
     пятьдесят восьмого года.
     Я к Белому морю
     медленно пробираюсь.

     Реки текут на север.
     Ребята бредут -- по пояс -- по рекам.
     Белая ночь над нами
     легонько брезжит.
     Я ищу. Я делаю из себя
     человека.
     И вот мы находим,
     выходим на побережье.

     Голубоватый ветер
     до нас уже долетает.
     Земля переходит в воду
     с коротким плеском.
     Я поднимаю руки
     и голову поднимаю,
     и море ко мне приходит
     цветом своим белесым.

     Кого мы помним,
     кого мы сейчас забываем,
     чего мы сто'им,
     чего мы еще не сто'им;

     вот мы стоим у моря,
     и облака проплывают,
     и наши следы
     затягиваются водою.

Иосиф Бродский

0

115

В стране моей родной
Цветет вишневым цветом
И на полях трава!

Так кричит фазан,
Будто это он открыл
Первую звезду.

Стаял зимний снег.
Озарились радостью
Даже лица звезд.

Чужих меж нами нет!
Мы все друг другу братья
Под вишнями в цвету.

Смотри-ка, соловей
Поет все ту же песню
И пред лицом господ!

Как вишни расцвели!
Они с коня согнали
И князя-гордеца.

Пролетный дикий гусь!
Скажи мне, странствия свои
С каких ты начал лет?

Вновь прилети весной!
Дом родной не забудь,
Ласточка, в дальнем пути!

Нынче - как вчера...
Над убогой хижиной
Стелется туман.

О цикада, не плачь!
Нет любви без разлуки
Даже для звезд в небесах.

Стаяли снега, -
И полна вдруг вся деревня
Шумной детворой!

Укрывшись под мостом,
Спит зимней снежной ночью
Бездомное дитя.

Ах, не топчи траву!
Там светлячки сияли
Вчера ночной порой.

Вот выплыла луна,
И самый мелкий кустик
На праздник приглашен

Верно, в прежней жизни
Ты сестрой моей была,
Грустная кукушка...

Дерево - на сруб...
А птицы беззаботно
Гнездышко там вьют!

Я прилег в тени,
За меня толчет мой рис
Горный ручеек.

Ветки слив в цвету!
Сноп лучей луна бросает:
"Эту укради!"

Стаи диких гусей на жнивье...
И сегодня вновь не дочтемся
Мы в нашей деревне людей.

О,с какой тоской
Птица из клетки глядит
На полет мотылька!

По дороге не ссорьтесь,
Помогайте друг Другу, как братья,
Перелетные птицы!

ИССА КОБАЯСИ

http://cs416722.userapi.com/v416722077/8d9c/wnpVo-2jLRs.jpg

0

116

И.С.Тургенев
(Из поэмы, преданной сожжению)

…И понемногу начало назад
Его тянуть: в деревню, в темный сад,
Где липы так огромны, так тенисты,
И ландыши так девственно душисты,
Где круглые ракиты над водой
С плотины наклонились чередой,
Где тучный дуб растет над тучной нивой,
Где пахнет конопелью да крапивой...
Туда, туда, в раздольные поля,
Где бархатом чернеется земля,
Где рожь, куда ни киньте вы глазами,
Струится тихо мягкими волнами.
И падает тяжелый желтый луч
Из-за прозрачных, белых, круглых туч.
Там хорошо; там только — русский дома;
И степь ему, как родина, знакома,
Как пó морю, гуляет он по ней —
Живёт и дышит, движется вольней;
Идёт себе — поёт себе беспечно;
Идёт... куда? не знает! бесконечно
Бегут, бегут несвязные слова.
Приподнялась уж пó следу трава...
Ему другой вы не сулите доли —
Не хочет он другой, разумной воли...

Отредактировано Джо Свон (02.03.2013 01:45:02)

+1

117

Душа моя – тёмный лес,
В него без нужды не лезь.
Там дикий голодный зверь,
Клубок ядовитых змей.
Там дикий голодный вой –
Спасайся, пока живой.

Душа моя – тёмный лес,
А может – глухой подъезд.
Там гопники и ножи.
Не лезь, если хочешь жить.
Смывайся до темноты –
Там любят таких, как ты.

Душа моя – тёмный лес.
Сокрытое от небес
Здесь чудо – любой поймёт;
Здесь водится дикий мёд.
Здесь радости – пруд пруди!
Иди же сюда,
Иди.

© alonso_kexano

http://s5.postimage.org/8d0igvjwn/NA_SNOW_WHITE_THERON_large.jpg

0

118

Закон недоверия

Легко от сердца дарить ключи, -
мне их ни к чему беречь;
но, раз один поднимает щит,
другой – обнажает меч.

И я ударю тебя, – раз ты
на битву со мной летел…
Непритязательны и просты
законы войны людей.

Да, я была – не твоей, не той,
что носит в ладони дождь;
но, если ты не открыл ладонь, –
чего от меня ты ждёшь?

Пусть огород мой – как сад камней,
пусть - новый пробел в рядах;

сегодня ты не поверил мне, –
я завтра тебя
предам.

© kaitana

+1

119

Представить я не смею образ твой,
Не смею прикоснуться ненароком...
Быть проще гением и дьявольским пророком,
Чем стать твоей частичкой и судьбой.

Прозрачна ты, как тихая вода,
Ты сладкая, как ягода из рая...
И я совсем... совсем тебя не знаю,
Но жизнь моя без пламени пуста...

Когда же посмотрю я на тебя?
Когда посмею прикоснуться сердцем?
Дай мне с тобой немножечко согреться,
Дай мне ожить, любимая моя...

И мир к ногам твоим я положу,
Все царства, все вселенные и дали...
Мне от тебя ответ вновь передали,
Что я тебе, как зло, не подхожу...

(с) Karold

http://s020.radikal.ru/i717/1303/7d/49af105f6d2e.jpg

0

120

прорастает из простреленной груди
окровавленным шипом чертополох
небом много нам отпущено в кредит
но приходят за оплатой точно в срок

геликоптер шестикрылый серафим
фронт от края горизонта и за край
воск церковный да казенный парафин
отпевают похоронки телеграмм

нам нагрузкою награды на груди
мы сегодня не дожили до утра
у кого-то есть забота — победить
а у нас с тобой работа — умирать

с неба звездочка на землю тихо — дзынь
этот способ уходить совсем не нов
вам наврали, что война растит мужчин
тот, кто умер — остается пацаном

строевым идёт пехота — прямо в рай
ваши слёзы — дополнительный балласт
это трудная работа — умирать
и никто её не сделает за нас.

Сканди

0


Вы здесь » TERRAINCOGNITA (21+) » Кают-компания » Поговорим о поэзии...